Увлекательный мир растений

мир растений

Всегда на новом месте

Страница: 1234дальше »
Есть на Крайнем Севере невидимая, но очень важная пограничная линия. Бюджет климата здесь таков, что для леса жизнь севернее этой черты – дело немыслимое.
Влияет многое: сильные ветры, мерзлота в почве, но главное – общий недостаток тепла. Аванпосты леса, если и пробираются дальше, к полюсу, то растут, распластавшись по почве.
Полярные ивы и березки бывают ниже, чем их соседи – шляпочные грибы. В силу исторических причин лес во многих местах не доходит даже до дозволенной климатом границы.
Километров на двести не доходит, а кое-где и на триста-четыреста. Но совершенно неожиданно среди безлесной равнины, где кругом только мхи и лишайники, исчезает даже равнодушная к холодам лиственница, возникает на горизонте цепочка тополей.
Она тянется тесной чередой с юга на север, далеко перешагнув запретную линию, установленную природой. И тополя – не какие-нибудь карлики, а вполне нормальные деревья, как в обычном лесу. Холод и ветер тополям страшны не меньше, чем ивам, их собратьям по семейству ивовых.
И столь смелое продвижение тополевого авангарда в глубь тундры не случайно. Тополь – житель речных пойм. Он растет по островам и низким берегам рек. Северные реки несут с юга массу тепла. Этого тепла тополям хватает, чтобы продвинуться в тундру. Но только вдоль русла реки. Ни на шаг в сторону на морозную, продуваемую ветрами равнину.
Не все тополя идут так далеко на север. Только душистый тополь. Он истинный забайкалец, сибиряк, но в облике дерева есть что-то южное, что-то тропическое. Лист его не ромбический, как у обычных тополей, а овальный. Не мягкий, не нежный, а жесткий, кожистый, сверху темный, глянцевый, снизу сизоватый, бледный. Такой лист выдержит и шквальные тропические ливни. Это проверено на Байкале.
Юго-восточный берег озера недаром зовут холодными тропиками. Летом ливни хлещут по нескольку часов подряд. Именно здесь душистому тополю хорошо живется. По берегам байкальских речек он фантастически толст, и еще сейчас не редкость стволы двухметровой толщины. У него и аромат южный.
В дождливую ночь, когда поезда останавливаются на байкальских берегах, пассажиры недоумевают, откуда разносится благовоние в этом суровом сибирском краю. В 300 лет стволы начинают рушиться один за другим. К этому времени они уже изрядно прогнили изнутри. Сломанный бурей ствол пуст, как труба. На месте упавшего дерева в каждом нормальном лесу селится молодняк.
Разработчик:Территория SlavSSoft